«Он каждый день находился в смертельной опасности»Ленин был главной мишенью убийц и террористов. Кто и как защищал его? - Новости России и мира сегодня
Trending Tags

«Он каждый день находился в смертельной опасности»Ленин был главной мишенью убийц и террористов. Кто и как защищал его?

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о том, как в разные годы в России и СССР охраняли первых лиц государства. Телохранители были рядом с царями, вождями и президентами в самые напряженные моменты истории, защищали их и знали многое о личной жизни объекта №1. В прошлый раз речь шла о том, как на протяжении веков менялась охрана российских императоров. Сегодня «Лента.ру» рассказывает, с какими трудностями пришлось столкнуться охранникам Владимира Ленина. На жизнь вождя мирового пролетариата покушались не раз, поэтому его защищали всеми доступными средствами: начиная с бронежилетов и личных охранников и заканчивая броневиками и пулеметчиками. Но Ленин оказался крайне неудобным объектом охраны: его раздражали вид оружия и присутствие телохранителей, а потому при любой возможности он норовил оторваться от собственной охраны.

История личной охраны Владимира Ленина в России берет свое начало с апреля 1917 года — момента прибытия вождя из Швейцарии. Тогда за безопасность лидера и следовавших вместе с ним большевиков отвечали финны, сотрудники отряда рабочей милиции, трудившиеся на Финляндском вокзале Петрограда.

Немногим позже функции личного телохранителя председателя Совета Народных Комиссаров (СНК) — эту должность тогда занимал Ленин — взял на себя помощник начальника отряда и идейный коммунист Эйно Рахья.

На его долю выпало немало трудностей: в июле 1917 года члены Временного правительства начали настоящую охоту на Ленина

И именно Рахье, имевшему большой опыт подпольной работы, была поручена операция по срочной эвакуации вождя в Финляндию. Со своей задачей Эйно справился — подключив все свои связи, вместе с единомышленниками он сумел переправить Владимира Ильича в пункт назначения под видом машиниста паровоза.

Он же в начале октября обеспечил безопасное возвращение Ленина в Петроград: на этот раз вождь революции примерил на себя образ финского пастора и в сопровождении верного Рахьи практически без приключений добрался до России.

После того как штаб революции был размещен в Смольном, организацию охраны здания и находящихся внутри большевиков взял на себя соратник вождя Владимир Бонч-Бруевич

Поскольку костяк формировавшихся веками подразделений царской охраны к тому моменту был разрушен, действовать пришлось с нуля — комендант Смольного Павел Мальков собственными усилиями сформировал отряд безопасности из 60 матросов и красногвардейцев.

Позже к охранному делу были подключены латышские стрелки. Наружный периметр здания охранялся при помощи броневиков, а у кабинета, где трудился Ленин, был организован пункт караула с двумя вооруженными пулеметами часовыми, функции которых были прописаны в созданных самим вождем «Обязанностях часового при председателе СНК».

В конце 1917 года в рамках созданной 20 декабря Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК) возникла специальная группа охраны: в ее обязанности наряду с главной функцией — обеспечением безопасности партийной верхушки — входила борьба со спекулянтами и бандитами.

«Я тщательно скрывал револьвер от Владимира Ильича»

За охрану лидера большевиков отвечал и его водитель Степан Гиль. Впрочем, назвать его телохранителем вождя было бы преувеличением — в охранном деле шофер ничего не смыслил. Это полностью устраивало Ленина, который изначально категорически отказывался от присутствия рядом профессиональных охранников.

Гиль подобной беспечности не разделял: по его воспоминаниям, жизнь Владимира Ильича «по нескольку раз в день подвергалась смертельной опасности». При себе Ленин никогда не носил оружия, если не считать крошечного браунинга, из которого он ни разу не стрелял, и просил Гиля также не вооружаться.

К слову, в свое время Гиль трудился личным шофером императрицы Александры Федоровны: это обстоятельство не помешало ему занять приближенную к Ленину должность — найти в те времена толкового водителя было чрезвычайно сложно. Другим мастером своего дела, крутившим баранку личного автомобиля вождя, был не менее опытный водитель Тарас Гороховик.

Ему довелось сыграть значительную роль при первом же покушении на Ленина: в начале января 1918 года автомобиль вождя марки Turcat-Mery 28 по дороге в Смольный был обстрелян сподвижниками князя Дмитрия Шаховского. Находившийся рядом с Лениным швейцарский коммунист Фридрих Платтен успел пригнуть голову вождя.

А сидевший за рулем Гороховик что есть силы нажал на газ и сумел в считаные секунды вывести машину из-под обстрела.

Обострение отношений с Германией, правительство которой требовало от России отторжения ряда территорий и вывода войск из Финляндии и Украины, привело к ужесточению внутриполитической борьбы между большевиками и левыми эсерами. Последние требовали ареста Ленина, согласного принять германский ультиматум.

Подобное развитие событий повлекло за собой усиление мер по охране первых лиц государства — для этого в конце февраля 1918 года председателем Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) Яковом Свердловым был сформирован первый Автобоевой отряд.

На вооружении спецподразделения находились броневики и грузовики, оснащенные пулеметами «Максим», а также несколько мотоциклов и легковушек, водители которых имели при себе ручные пулеметы

В состав 30 сотрудников отряда, помимо россиян, вошли австрийцы, венгры и немцы — все они были вооружены револьверами, пистолетами Mauser и гранатами. Помимо Смольного, спецназ охранял членов правительства во время их передвижения по городу.

«Анархисты начали драпать и скакать в вагоны»

Между тем угрозу для Ленина и его единомышленников представляла и гражданская война в Финляндии, находившейся в непосредственной близости к Петрограду. А потому в марте 1918 года было принято решение о переезде членов правительства в Москву.

Обеспечение их безопасности во время пути взял на себя Бонч-Бруевич, который подошел к делу крайне ответственно. Поскольку весть о готовящейся поездке уже разнеслась по городу, было решено прибегнуть к дезинформации: в газетах появилось сообщение об отъезде большевиков 11 марта.

На деле Ленин отбыл в Москву вечером 10 марта — на одном из трех заранее подготовленных поездов

Охрану состава и в частности вагона, в котором ехал вождь, помимо сотрудников Автобоевого отряда и чекистов, обеспечивал отряд латышских стрелков — многие из них ранее служили часовыми в Смольном. Телохранители Ленина были вооружены пулеметом, японскими винтовками и ручными гранатами.

Воспользоваться оружием пришлось после прибытия поезда на станцию Малая Вишера: оказалось, что участок наводнен агрессивно настроенными анархистами — дезертирами, бежавшими из армии и флота. Для обороны правительственного состава стрелки использовали пулемет, вытащенный на крышу одного из вагонов.

После прибытия в Москву партийной верхушки по аналогии со Смольным было сформировано Управление коменданта Московского Кремля, главой которого был назначен Мальков. На охрану периметра здания и внутренних помещений были брошены 4-й Латышский стрелковой полк (позже его сменил 9-й) и 1-й Автобоевой отряд общей численностью порядка тысячи человек.

Сам же Ленин по-прежнему отмахивался от необходимости личной охраны

Об этом, в частности, в своих воспоминаниях рассказывал бывший милиционер, охранявший вождя во время его дачного отдыха в поселке Мальцево-Бродово.

По словам экс-милиционера, Владимир Ильич прямо говорил телохранителям, оказавшимся рядом с ним, что «ему лично никакой особой охраны не надо». Бонч-Бруевичу приходилось идти на хитрость — к Ленину были приставлены четыре латыша, которым категорически запрещалось попадаться на глаза вождю.

«Тварь, поднявшая руку на Ильича»

Вечером 30 августа 1918 года Ленин возвращался к автомобилю после выступления на митинге на заводе Михельсона. Утром того дня из Петрограда пришли печальные вести — в здании городского Наркомата внутренних дел был застрелен председатель Петроградской ЧК Моисей Урицкий, и Ленину поступали рекомендации отменить все запланированные мероприятия.

Но тот не только не прислушался к словам однопартийцев, но и по своему обыкновению отправился на митинг без телохранителей

До машины лидеру большевиков оставалось несколько шагов, как вдруг грянул первый выстрел, следом за ним — второй: огонь вела расположившаяся у левого переднего крыла автомобиля эсерка Фанни Каплан. Немногим позже водитель Гиль вспоминал, что перед митингом Каплан спрашивала у него, приехал ли Ленин, но шофер, следуя инструкции, вразумительного ответа ей не дал.

Одна из пуль попала лидеру большевиков в верхнюю левую область грудной клетки, вторая вошла в левое плечо. Каплан продолжала целиться — не медля ни минуты Гиль выскочил из салона, достал свой наган и направил его в голову террористке. Это немного отвлекло внимание эсерки.

К раненому Ленину подскочил случайно оказавшийся неподалеку медик, который помог Гилю затащить его в салон автомобиля. Было решено не везти пострадавшего в больницу, а доставить прямиком в Кремль, где к его лечению приступили лучшие хирурги страны. К слову, сразу пули извлекать не стали: одну из них достали лишь в 1922 году, вторую — уже после смерти вождя.

Террористку задержали в тот же день: в ее поисках помогли дети, которые в силу любопытства долго преследовали убегающую Каплан и указали правоохранителям направление, в котором скрылась эсерка. Женщину расстреляли во дворе Кремля — смертный приговор в исполнение привел комендант Павел Мальков.

«Скроется в кустах — и баста»

После громкого покушения меры безопасности вождя были усилены: специально для него из Германии выписали бронежилет — он состоял из металлических нитей и был практически незаметным под обычным пиджаком. В сентябре 1918 года из бойцов Свеаборгского отряда ВЧК лично главой ведомства Феликсом Дзержинским были отобраны 20 человек.

Все они в качестве телохранителей были отправлены в расположенную в Горках (Подольский уезд) усадьбу, где в условиях строжайшей секретности восстанавливал свое здоровье Ленин.

К слову, даже после теракта он продолжал выражать недовольство наличием личной охраны и считал, что два десятка крепких чекистов попросту бездельничают около него. Несмотря на то что Подольский уезд кишел бандитами разных мастей, Ленин предпочитал гулять в одиночестве, чем значительно усложнял работу телохранителей.

Настоящим испытанием для охранников становилось купание вождя в местной речке: Ленин отлично плавал, чем не могли похвастаться его телохранители. Своим преимуществом Владимир Ильич пользовался неоднократно — переплывал речку и спокойно наслаждался одиночеством на противоположном берегу.

К возвращению Ленина в Москву в системе охраны Кремля произошли изменения: в декабре 1918 года латышские стрелки отправились на фронт, а на их место заступили курсанты первых Московских пулеметных курсов — караул они несли в три смены, меняясь на боевых постах каждые два часа.

Личные телохранители Ленина относились к курсантам с легким пренебрежением, а когда тех называли охранниками вождя, чекисты говорили: «Они охраняли двери, а мы — Ленина».

Между тем организация личной безопасности вождя по-прежнему оставляла желать лучшего — он постоянно ускользал от своих телохранителей. Но наличие охранника рядом не спасло Ленина от разбойного нападения в январе 1919 года.

В тот день лидер большевиков в сопровождении сестры, телохранителя и верного Гиля за рулем ехал в Сокольники, когда неподалеку от пивного завода заметил группу людей, знаками требующих остановить автомобиль

Ленин принял незнакомцев за военный патруль и отдал команду шоферу: однако едва машина остановилась, на всех сидящих в салоне были направлены пистолеты — бандиты потребовали выйти из автомобиля. Оказать сопротивление разбойникам телохранитель Ленина не смог — в момент нападения он держал в руках бидон с молоком.

К счастью для Ильича преступники не сразу сообразили, кто стоит перед ними, — неправильно расслышали фамилию: оставив оторопевшего вождя и всех сопровождающих на обочине, они впрыгнули в салон и скрылись.

Прозрение пришло через несколько минут — главарь банды Яков Кошельков велел своим сообщникам поворачивать обратно, планируя взять Ленина в заложники, но опоздал. К моменту, когда бандиты вернулись на место, где оставили вождя и его сопровождение, туда уже успели подъехать сотрудники милиции. Тогда Кошельков успел скрыться, но спустя несколько месяцев был убит при задержании.

Догнать и охранять

В очередной раз охрана Владимира Ильича была усилена в апреле 1919 года с подачи Оргбюро ЦК, которое подготовило новую инструкцию. Согласно ей, при выездах Ленина из Кремля его должны были сопровождать два автомобиля с охраной из пяти человек, а рядом с вождем должен был ехать вооруженный конвоир.

Тем не менее анархисты не оставляли попыток устранить лидера большевиков — в сентябре взорвали здание Московского комитета РКП(б), где в этот день должен был находиться Ленин. Итог теракта — 12 погибших и 55 раненых, но вождя среди них не было — по удачному для него стечению обстоятельств он отменил поездку.

Вскоре было решено, что охрану Дома Союзов, где Ленин часто выступал с докладами, будут осуществлять сотрудники Московской чрезвычайной комиссии. Им пришлось в полной мере ощутить на себе склонность Ленина своевольничать и убегать от охраны.

Вождь упорно игнорировал советы в плане безопасности и мог, к примеру, уйти через запасной выход. На этот случай на улице дежурил подвижный отряд охраны, сотрудники которого были готовы в считаные минуты сорваться с места и найти Ленина

Еще одним ведомством, взявшим на себя охрану первых лиц страны, стал сформированный в 1921 году Отряд особого назначения (ОСНАЗ) при Президиуме ВЧК — в его состав вошли кавалерийский эскадрон, пехотный батальон, пулеметная команда и бронеотряд ВЦИК имени Свердлова.

С 1922 года Ленин все чаще стал гостить в Горках — из-за тяжелого заболевания мозга он практически утратил возможность говорить, страдал провалами в памяти, ходил с трудом и не мог писать правой рукой.

Охраняла вождя по-прежнему команда, состоящая из 20 человек, — чекисты пробыли с ним вплоть до самой смерти в январе 1924 года

Телохранители Ленина сопровождали его тело в траурном поезде и участвовали в похоронах — их выделяли подготовленные специально для траурной церемонии шинели с серебряными пуговицами. После прощания с лидером большевиков эта группа чекистов была расформирована, однако история охраны Ленина получила свое продолжение и после его смерти.

Посмертный террор

Тело вождя было решено не предавать земле, а забальзамировать и поместить в расположенный у Сенатской башни временный склеп, у входа в который и возник знаменитый Пост Почетного караула (Пост №1). Первыми караульными оказались добровольцы — обычные крестьяне и рабочие, которых несколькими днями позже сменили курсанты военной школы ВЦИК.

Дежурили курсанты и внутри здания — вместе с ними охрану усыпальницы осуществляли бойцы отряда особого назначения. В августе 1924 года тело вождя было перенесено в деревянный мавзолей, возведенный на Красной площади.

Здание из гранита, где и по сей день находится тело Ленина, построили лишь в 1930 году

Первая попытка осквернить усыпальницу вождя была совершена четыре года спустя — крестьянин из Подмосковья дважды стрелял по саркофагу, оба раза промахнулся и покончил жизнь самоубийством до того, как его задержали милиционеры.

Охрана после этого случая была усилена: сотрудников рабочей милиции у мавзолея сменили полки госохраны, караульные курсанты передали вахту красноармейцам, а около гроба постоянно дежурили чекисты. Все было относительно спокойно вплоть до 1959 года, пока в мавзолей не заявился психически больной посетитель, который разбил стекло саркофага принесенным с собой молотком.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Previous post «На его спине чертили пентаграмму»Как чемпионку России по биатлону обвинили в ритуальном убийстве школьника
Next post Компании по всему миру хвастаются помощью в спасении планеты.Почему их называют лицемерами и лжецами?